un_tal_lukas: (Lukas)
Я нажимаю на кнопку звонка.
Я открываю дверь.
Я вхожу.
-Привет! - говорю я. - Летайте самолетами!
-Ну, наконец-то! - отвечаю я
-У тебя есть кофе? Жутко спать хочется, без кофе не выдержу. - признаюсь я.
-Я тоже хочу спать. Снимай ботинки, кидай, куда придется, куртку можешь швырнуть на шкаф, рядом с моей, - гостеприимно помоваю руками я.
-Как уютно! Прямо как дома! - признаюсь я, и мы отправляемся на кухню.
Я, на правах хозяина, завариваю кофе, долго роюсь в холодильнике в поисках чего-нибудь съедобного на завтрак, потом конфузливо сообщаю:
-Вообще-то я сплю часов до двенадцати, так что мой завтрак похож больше на обед.
-Все в порядке! - улыбаюсь я, - Я тоже так поступаю. Кстати, уже почти двенадцать (чертова погодка!) Так что давай обедать.
-Я так суп не люблю!
-Я тоже.
-И разогревать мясо с макаронами мне в лом.
-Да нафиг! Можно погрызть чего-нибудь полуфабрикатного. У тебя есть? Например, сосиски или крабовые палочки?
-А пошли лучше в кафе? - проявляю инициативу я-хозяин. Я-гость бодро киваю головой, только вот душ приму, и пойдем, хотя обедать в кафе, по-моему, непозволительное расточительство. Ну, если ты знаешь недорогое и экзотическое, тогда конечно.
Дождь продолжает идти, когда мы выходим из подъезда. Мы шагаем в ногу по дождливой улице.
-Я люблю такую погоду. Правда, потом у меня все джинсы забрызганы грязищей.
Я-хозяин утверждаю, что со мной та же история, но можно ведь почистить джинсы щеточкой, или даже постирать - когда стираешь вдвоем, это, наверное, не так скучно. А можно и так оставить - все равно скоро запачкаются.
Сидим в эклектическом кафе. Напротив иностранцы уплетают бины с икрой, чуть поодаль - парень и девушка, видимо, студенты, едят пышки. Мы лопаем что-то японское. Суши, вроде бы. На вид они были лучше.
-Я же предупреждал, - вяло откидываюсь на спинку стула я-хозяин, - На вид они лучше, чем на вкус. Теперь вот придется доедать. Не оставлять же их на столе, раз деньги уплачены?
Я-гость киваю, с набитым ртом, всем своим видом показывая: ни в коем случае не оставлять.
-Вчера начал читать такую интересную книгу, - сообщаю я-хозяин после того, как нам принесли кофе (-Горячий кофе не люблю. Пусть остынет. -И я не люблю горячий.), - Называется "Шаги Донны Анны", некого Бржишковского. Занятные повороты.
-Особенно когда они оказываются в картинной галерее, сами становятся картинами, а картины вокруг оживают, и все там оказывается плоским! - подхватываю я-гость, - Или вот еще...
-Ну не надо дальше рассказывать!- возмущаюсь я, - Я дальше же не читал!
-Так я тоже. Только вчера начал. Пока ждал вылета самолета, отмахал до середины.
-Вот и я тоже. Читаю книги, когда больше нечем заняться. В очередях, в транспорте. Ты не находишь, что это неверно?
-Иногда... задумываюсь об этом, что ли. Но нет, мне кажется, что мы можем распоряжаться своим временем как хотим. Ведь пока ты едешь в метро (кстати, у вас станций гораздо больше, чем у нас, ты, наверное, и читаешь больше) ты вправе достать из сумки плеер, или газету, или ничего не достать, а смотреть по сторонам. Я иногда смотрю, но ничего интересного не вижу.
-Кофий остыл. - сообщаю я-хозяин. - Все так, я оправдываю свое вагонное читарьство теми же фразами. Даже с похожими интонациями.
-Я тоже люблю называть его "кофий", чтобы не было проблем с мужским или средним родом. - признаюсь я после первого вкусного глотка.
Неоторое время мы пьем молча. Можно поговорить о книге, которую мы читаем, или о книге, которую читали до нее - уверен, до Бржишковского я читал Сандаля, заразился от него депрессивно-декадентским психозом, курил по вечерам на балконе, считал звездочки, разрывал на себе одежду, ронял (или швырял) вниз чашки, полные пресловутого кофия, словом, вел себя совершенно как я месяц назад.
Мы сидим напротив себя, раздумывая, о чем бы поспорить. Нельзя же, черт возьми, во всем друг с другом соглашаться!
-Кстати, а с чего это ты решил приехать? - реализую первую спорную мысль я-хозяин.
-Да вот. Решил, что ты мне поможешь. Можешь помочь. Ведь у вас, в столице, с этим проще.
-С помощью? - грустно усмехаюсь я в ответ, - С помощью у нас много, много проще. Мы ее не оказываем. Зачем?
-Мы тоже, - уныло киваю я. - Хотя у нас уже давно не столица.
-Стоит мне начать тебе помогать, - примиряюще поясняю я-хозяин, - Как ты тут же станешь упрямиться, отказываться, злиться. Что я, себя не знаю, что ли?
-Верно. Я отказываюсь от помощи в самый последний момент, потому что понимаю, что принять ее не в силах. Но одно дело - принимать помощь чужих, совершенно чужих незнакомцев, и совсем другое - принимать помощь от себя.
-А разве это что-то меняет? - я-хозяин закуриваю новую сигарету. Я-гость тянусь к своей пачке, и с удивлением обнаруживаю, что оба мы курим "Парламент".
-Откуда ты про меня узнал? - продолжаю беседу я-хозяин, мне ведь не терпится все выяснить, я такой любопытный и порывистый.
-Да это же ты про меня узнал, что, не помнишь? - искренне удивляюсь я.
-Не помню, - признаюсь я, - вот было так - я существую в единственном числе на пространстве чего-то типа этой вселенной. А потом выясняется, что я существую в количестве двух экземпляров, если не предположить, что больше. Не помню, короче, кто из нас кого нашел.
-Просто настало время, и мы узнали друг о друге, - продолжаю я свою мысль.
-Да, наверное. Пошли-ка домой.
-Вообще-то для меня забронирован номер в гостинице. Мне ведь, на самом деле, нужно решить кое-какие вопросы тут, все начальство в отпуске, такое жуткое лето, они на юга умотали, вот меня и послали... послом.
-Да не беспокойся ты про свой номер, - машу рукой я. А я и не беспокоюсь нисколько, - Мне так скучно, и не с кем поговорить, а ты куда-то бежишь.
-Я не бегу. Мне тоже будет скучно сидеть в этом номере. Встреча-то завтра.
И мы отправились ко мне, захватив по дороге изрядное количество вина (-Надоело пиво, да к тому же наедине с собой пиво пить просто пошло!-Я всегда пью вино из заначки, когда один.-Заначка под компьютерным столиком?-Ага. И у тебя?)
Мы сидим на полу, прислонившись спинами к дивану. Ноги вытянули, поочередно глотаем из горла (-Как студенты после практики, ты не находишь? -Верно.), непрерывно курим, вот уже у нас обоих появился характерный сип, скоро начнем кашлять (-Просто безобразие, могу неделями не курить, но если уж соберется подходящая компания - вроде как мы с тобой - могу искурить хоть три пачки в раз, и ничуть мне не поплохеет, хотя надо бы. - Да, и меня иначе и не остановишь. Вот пока гастрит не начался, я ведь жрал на завтрак пережаренную картошку с перцем, уксусом, корчицей и кетчупом. -Те же проблемы).
Мы смотрим "В джазе только девушки" с Мерлин Монро (-Обожаю ее! -И я обожаю!)- я-хозяин, так же, как и я-гость, являюсь счастливым обладателем видеомагнитофона и этой вот, единственной кассеты. Смотрим скорее для настроения - все реплики и жесты давно заучены наизусть.
За окном резвится дождь, играет молния, заливисто гогочет гром, что, мол, страшно, в шкаф еще не залезли от страха? А надо бы! Только я и там вас настигну.
По очереди придумываем темы для разговоров, чтобы убедиться, что спорить(разговаривать, общаться) нам не о чем, по всем вопросам - да, согласен, и я тоже, конечно, ну прямо как я, надо же!
-Может, позовем кого-нибудь еще? - предлагаю я-гость, когда вычерпаны до дна и даже глубже все природные запасы спорных вопросов.
-И будет что, знаешь? - вяло отлепляюсь от бутылки я-хозяин, - Мы начнем бороться друг с другом за внимание публики. А так как публика будет состоять из моих друзей, все симпатии достанутся мне. А это нечестно.
-Да, нечестно. Выходит, это тупик?
Мы откупориваем новую бутылку, уже как-то отрешенно обсуждаем грудь и бедра Монро, метафоры и эпифоры Бржишковского и Сандаля, других авторов и других женщин, потом, спонтанно спутавшись - грудь и бедра Бржишковского, метафоры Монро, пытаемся запеть хором, но не можем - я-хозяин, так же, как и я-гость пою неплохо, но не могу первым взять нужный тон. (-Только вторым голосом.-Да, только подпевать.)
Под утро мы замерзаем - оказывается, уснули около открытого балкона. Дождь шуршит по - прежнему.
-Черт, вот жалость-то,- морщусь я-хозяин, - Теперь и не заснуть.
-И мне тоже уже не заснуть, если меня разбудить. Кстати, кто кого разбудил?
-Думаю, ветер. И дождь.
-Верно. Я тоже всегда просыпаюсь от холода.
Мы дрожим в кухне, завариваем чай (-Никакого кофию. -Нафиг, и так мне после вчерашнего нехорошо.) Сидим, тупо смотрим друг на друга. Я - это я. Но я - это тоже я. Только другой. В чем-то мы, наверное, разные. Но мне лень выяснять, в чем именно. И мне тоже лень.
-Ладно, я пойду искать свой номер в гостинице -(только бы не вздумал провожать!) - Надо еще почитать документы перед встречей.
-Ну хорошо, чаю вот только попьем -(только бы не вздумал просить проводить его!)- Есть, правда, не хочется. И тебе? Классно.
Долго ползаем по квартире, отделяя вещи одни от других. Я-гость пробыл здесь менее суток, но, уловив уютный беспорядочек в квартире, попытался приукрасить его и приумножить при помощи собственного барахла.
-Ты, если будешь у нас, непременно заходи.
-Ты, если будешь у нас, тоже заходи.
Дождь продолжает идти.
Я спускаюсь по ступенькам и грустно улыбаюсь. Я облегченно вздыхаю, захлопываю входную дверь. Я выхожу на улицу, накидываю капюшон, и, наплевав на непредвиденные расходы, останавливаю частника. Я сажусь за компьютер и перечитываю текст, работу над которым прервал вчера, когда я приехал. Я в своем номере. Я очень одинок в этой по-питерски дождливой Москве. Я дома. Я у себя дома. Все нормально. Но почему так уныло?
Дождь продолжает идти.

March 2014

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 10:55 am
Powered by Dreamwidth Studios